Кабинет               Психолога

gallery/psi1

она, Как под крылышком у сна, 

Так тиха, свежа лежала, 

Что лишь только не дышала.

 

А.С. Пушкин

Мертвая женственность

Ежедневно ко мне приходят молоденькие девушки и зрелые женщины с целью развития своей женственности.

Многие из них прошли курсы ведических жен, но говорят, что несмотря на четкое соблюдение инструкций не смогли воплотить в жизнь свою женскую суть. В чем же дело? Ведь говорят наши предки не знали такой проблемы и лишь мы, оторвавшиеся от своих корней, забывшие домострой и посмевшие отнять у мужчин право на инициативу, труд, променявшие домашний очаг на успешную карьеру, испытываем трудности и не чувствуем себя полноценными женщинами.

Чтож, мне кажется ответ очевиден. Мы не первые жертвы потерянной женственности. Проблема живет в веках, что отражается в народном творчестве. Недавно я прочитала статью замечательного коллеги из Белоруссии, который провел смелый и увлекательный анализ одной из сказок Пушкина как раз на эту тему. Итак, прошу любить и жаловать - Геннадий Малейчук «Мёртвая царевна в сказке и жизни».

Предметом исследования Геннадия стала известная сказка А.С. Пушкина "Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях". У сказки, как и у любого произведения, есть много фокусов анализа. Автор конечно же не стал анализировать все моменты, а уделил внимание особенностям взаимоотношений женских персонажей.

Тема отношений между матерью и дочкой довольно часто встречается и в других сказках. Схожие мотивы обнаруживаются в сказке "Белоснежка и семь гномов", "Десятое королевство".

Центральными фигурами сказки являются Царица и ее падчерица Царевна. Причем действие начинается лишь с того момента, когда девочка (Царевна) становится девушкой, то есть созревает как женщина.

«Подросшая девушка нуждается в подтверждении своей формирующейся женственности от значимых объектов - матери и отца. У матери и отца на этом этапе отношений с дочерью есть свои родительские задачи.

Задача отца - заметить, восхититься и очароваться красотой дочки-девушки и при этом не соблазниться. Очень важно пробалансировать на этой грани и не скатиться либо к полюсу отчуждения, либо к полюсу чрезмерного сближения с нарушением границ. 

Задача матери - принять формирующуюся красоту и женственность своей дочери и признать, что она (дочь) "милее, румяней и белее..." матери.

Подарок подрастающей девушке от матери - признание ее женской идентичности. Однако, это может сделать только мать со сформировавшейся устойчивой идентичностью "Я-женщина".

Далеко не каждая мать является таковой в реальной жизни. Инфантильная, психологически незрелая мать с несформировавшейся женской идентичностью сама нуждается в подтверждении своей неустойчивой самооценки и вынуждена рассматривать любой появляющийся в ее поле объект как повод для сравнения и конкуренции. В том числе и подрастающую дочь. Таковой является и Царица в анализируемой сказке.

В сказке эта невозможность отражается через усиление - мать не родная, а мачеха. Замена матери на мачеху - достаточно частый прием, используемый во многих сказках. Этим подчеркивается "психологическая неполноценность", несостоятельность матери, ее неспособность исполнять полноценно свои материнские функции.

Этого не может сделать Царица в нашей анализируемой сказке - мачеха дочери-царевны. Она, в силу своих личностных особенностей, не в состоянии передать такой подарок подрастающей Царевне. И ее яблоки отравленные.

В мачехе-царице угадывается нарциссичесая структура личности. Несмотря на ее реальную красоту и ум:

Правду молвить, молодица 
Уж и впрямь была царица: 
Высока, стройна, бела, 
И умом и всем взяла;

Царица не является самодостаточной и уверенной в себе женщиной:

Но зато горда, ломлива, 
Своенравна и ревнива.

Она постоянно нуждается в подтверждении своей неустойчивой самооценки.

Получив очередную порцию признания собственной женской привлекательности от значимого объекта (Зеркальца), царица впадает в грандиозный нарциссический полюс:

И царица хохотать, 
И плечами пожимать, 
И подмигивать глазами, 
И прищелкивать перстами, 
И вертеться подбочась, 
Гордо в зеркальце глядясь.

Однако время неумолимо идет - царица начинает терять свою прежнюю красоту, а подрастающая Царевна становится краше с каждым днем. Красота и молодость падчерицы являются немым укором, символизирующим неумолимость времени и его последствий -красота и молодость Царицы не вечны. Это вызывает у нее чувства ревности и зависти и актуализирует конкуренцию с Царевной. И однажды привычно обратившись к зеркалу она не услышала от него слов подтверждения своей несравненной красоты.

Этот момент является сложным в жизни каждой женщины. Красота и молодость подрастающей дочери является свидетельством неизбежного увядания и старости ее матери. К дочери появляются противоречивые чувства любви-ненависти.

Не получив привычное подтверждение собственного превосходства, царица в ярости бросается на сэлф-объект.

Но скажи: как можно ей 
Быть во всем меня милей? 
Признавайся: всех я краше. 
Обойди все царство наше, 
Хоть весь мир; мне ровной нет.

И впадает в нарциссическую ярость

Как царица отпрыгнет, 
Да как ручку замахнет, 
Да по зеркальцу как хлопнет, 
Каблучком-то как притопнет!..

Не желая принимать реальность происходящего, Царица в качестве психологической защиты использует непринятие реальности и обесценивание. Она обвиняет зеркало во лжи

Ах ты, мерзкое стекло! 
Это врешь ты мне на зло.

Далее следует обесценивающий текст в отношении своей падчерицы.»

«Не получив признания своей женственности от матери, девушки-дочери в сказках и в жизни вынуждены искать его у других объектов. И часто для этого им приходиться пройти через бесчисленное множество богатырей, гномов и пр. для того чтобы встретиться со своей женской идентичностью.

Получив отравленной яблоко в сказке (символически означая неполучение подтверждения своей женственности), царевна умирает. Но ее смерть, даже в сказке не является буквальной.

По сути, речь идет о психологической смерти - как неспособности полноценно жить и утверждаться в своей женственности.

Однако, ее жених - королевич Елисей - совершает ряд усилий для спасения своей невесты. И получив поцелуй от любимого, царевна оживает, просыпается от долгого сна.

И о гроб невесты милой 
Он ударился всей силой. 
Гроб разбился. Дева вдруг 
Ожила. Глядит вокруг 
Изумленными глазами, 
И, качаясь над цепями, 
Привздохнув, произнесла: 
«Как же долго я спала!» 

В сказках с помощью этого (поцелуй любимого) часто удается вернуть к жизни "условно мертвых" девиц. До этого, ее избраннику приходится преодолевать многие препятствия и совершать бесчисленные подвиги.

В реальной же жизни далеко не каждый королевич Елисей (Иван-Царевич и т.д.) способен на такие подвиги с целью оживления мертвых царевен. Да и не их это дело, как мне кажется. В сказке царевичи, а в жизни мужья, поступая таким образом, выполняют несвойственные им функции, подчищая родительские ошибки. И далеко не всегда и не всем удается расколдовать свою мертвую суженную. Да и не мужское это дело. Ведь проклятье наложено другим (матерью).

Однако "колдовство" матери односторонне. Она может заколдовать дочь, но не в состоянии расколдовать ее. Думаю, что в том случае, когда мать не в состоянии отменить свое колдовство, это могут сделать другая значимая для девушки женщина (в сказках в этой роли часто фигурирует добрая фея-крестная), либо это может произойти посредством обряда женской инициации. К сожалению, в современном мире инициации (женские и мужские) чрезмерно упростились и формализовались и перестали выполнять свои изначально заложенные в них функции.

В реальной жизни такой феей крестной может стать психолог.

Вернемся к нашей истории. Не выдержав сравнения не свою пользу, царица получает нарциссическсую травму и впадает в противоположный полюс - ничтожности с нарциссической депрессией. В сказке этот факт преувеличивается до реальной смерти последней.

Злая мачеха, вскочив, 
Об пол зеркальце разбив, 
В двери прямо побежала 
И царевну повстречала. 
Тут ее тоска взяла, 
И царица умерла.

А царицу, несмотря на ее мерзкий характер и неприглядные поступки жаль. Если смотреть глубже, то мы увидим, что в данном случае речь идет о женщинах-матерях, которые сами не получили от своих родителей необходимого принятия-признания-любви и не в состоянии передать ее "по наследству", так как сами являются психологически мертвыми и вынуждены постоянно искать их любой ценой для того, чтобы почувствовать себя живыми. Для этого они вынуждены использовать в качестве нарциссической подпитки близких людей, в том числе своих дочерей.

И теоретически им можно помочь. Но в реальности есть много препятствий - неосознавание своих проблем, как проблем психологических, непринятие своей ответственности в воздействии на близких, нежелание что-то менять в своей жизни...»

Как настоящий профессионал Геннадий не стал останавливаться просто на анализе симптомов, но и дал некие рекоммендации, которые я прилаю ниже.

ЧТО ДЕЛАТЬ? ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Несомненно, что описанный в тексте период является кризисным для женщины-Царицы. С разной степенью осознанности ей приходится встречаться с переживаниями неумолимости времени и неизбежности собственных изменений под влиянием его непрерывного течения. У женщины, вступившей в этот период жизни, возникает несоответствие между образом Я (идентичностью) и теми телесными и социальные изменениями, с которыми она неизбежно сталкивается. Ее образ Я отстает от реальности, не успевает так быстро перестроиться. Такого рода кризисы в психологии называются кризисами идентичности.

И в этом нет ничего страшного и опасного, если не игнорировать «вызовы реальности», а встретиться с ними, осознать их, прожить и измениться. Кризисы идентичности всегда связаны с качественной и глубокой ревизией и перестройкой личности – ее ценностей, смыслов, корректировкой жизненных целей и задач. Безусловно, лучше это делать с помощью специалиста, но, тем не менее, обладая навыками самоанализа и определенным уровнем рефлексивности, а также при поддержке близких людей можно успешно преодолеть самому этот непростой период в жизни.

Вот некоторые советы для этого:

Не закрывайте глаза на происходящие изменения в своей жизни, принять их как данность, неизбежность и «нормальность»;

Примите с достоинством и мужеством факт созревания своей дочери и увядания собственной красоты как неизбежной данности жизни;

Не рассматривайте свою подрастающую дочь как объект для сравнения и конкуренции, не завидовать ей, радоваться ее расцветающей женственности и красоте;

Учитесь находить достоинства и прелести своего возраста. Телесная красота не единственное достоинство женщины;

Пересмотрите и осознайте систему ценностей и смыслов своей жизни;

Наметьте новые цели и жизненные задачи в соответствии с изменившимися ценностями и смыслами;

Важно помнить, что возрастные кризисы жизни – это точки роста для человека, не закрывающего глаза на реальность происходящих изменений. Осознание и принятие «вызовов» реальности позволят ему уточнить и скорректировать образ Я, найти в нем ресурсы и источники для радости.